21.1 C
Бишкек
Суббота, 13 июля, 2024
ДомойАналитикаРасул Султангазиев: Видимо, у нашего пациента есть ангел хранитель

Расул Султангазиев: Видимо, у нашего пациента есть ангел хранитель

Команда хирургов клиники «Аманат» — ее директор Расул Керимбаев, Расул Султангазиев и анестезиолог-реаниматолог Жаныбек Эркинбаев несколько часов боролась за жизнь 67-летнего Александра Сторожа и сотворила, без преувеличения, настоящее чудо: врачи сохранили жизнь мужчине с такими патологиями, при которых выживают единицы.

Вместе со всей операционной  бригадой идем в палату, где лежит Александр Иванович, которого пять дней назад врачи, что называется задержали в нашей жизни земной. Он встречает всех с улыбкой, а, узнав, что я корреспондент газеты «Шелковый путь. Культурное развитие», просит поблагодарить докторов. «Земной им поклон. Если бы не они…, — Александр Иванович не закончил фразу, голос его дрогнул, на глаза навернулись слезы. – Это профессионалы высшего класса».

По словам пациента, его мучения начались, казалось бы, с пустяка – с невзначай проглоченной рыбьей косточки, которую хирурги Тюпской ЦРБ достали из заднего прохода, где она застряла. Но через четыре дня начались сильные боли внизу живота, поднялась температура. Состояние ухудшалось, и дочь привезла отца в Бишкек. Ему сделали операцию по поводу парапроктита (воспалительного заболевания, при котором происходит образование абсцесса (накопление гноя) в тканях, окружающих прямую кишку). Но операция не принесла облегчения, наоборот, на следующий день боли еще больше усилились, больному становилось все хуже и хуже.

Александра Ивановича привез в клинику «Аманат» известный в нашей стране колопроктолог, доктор медицинских наук Абдумиталиб Мадаминов поздним вечером в воскресенье. Профессор словно чувствовал, а точнее, был уверен, что спасти больного может только Расул Султангазиев вместе с коллегами.

— Состояние пожилого пациента было близко к катастрофе. Жизнь сдавалась перед чередой осложнений. Начался септический шок, до смертельно опасных значений – 50-20 мм. рт. ст.  снизилось артериальное давление. Сердце работало на пределе — 40 ударов в минуту, аритмия была сильнейшая, «мотор» мог остановиться в любой момент, — говорит анестезиолог-реаниматолог Жаныбек Эркинбаев, о котором в медицинских кругах говорят, что он специалист от Бога.

Как известно, самое низкое давление у человека считается критическим, если его верхние значения находятся в пределах 40-60 мм. рт. ст. Больной находится уже без сознания, и если такое давление будет оставаться в течение даже нескольких минут, то человек может покинуть этот мир. Частота сердечных сокращений также падает до минимума и может составлять 45-60 ударов в минуту. Показатели Александра Ивановича были еще хуже.

— Случай был экстренный, даже полчаса-час  были смертельно рискованными для нашего пациента. Осложнения в дальнейшем грозили стать несовместимыми с жизнью.   Могли развиться септический менингит, миокардит, энцефалит, пациент мог впасть в кому в любой момент, — добавил директор клиники, экстренный хирург Расул Керимбаев.

Поэтому в клинику все трое докторов примчались в считанные минуты. И неважно, что был их законный выходной, поздний вечер. Надо — для Султангазиева и его коллег означает, что в любое время дня и ночи сесть в машину и, сломя голову, лететь  в клинику, где их очень ждут. Хирурги, работающие в этой клинике, врачи особого склада. И последняя экстренная ситуация с их тяжелейшим, по сути, умирающим пациентом, вновь подтвердила это. Поистине верно говорят: хирургия для них – это не профессия, а образ жизни.

— Александра Ивановича привезли к нам в восемь часов вечера, а в половине десятого после крайне необходимых обследований, в том числе на МРТ, мы уже начали его оперировать, — говорит Расул Абалиевич. — Конечно, мы шли на большой риск, но остаться безучастными тоже не могли.

Чрезвычайное напряжение каждую секунду. У хирургов  не было времени обсуждать детально ход операции. Уже во время нее решали вместе, что делать дальше. Как сказал Жаныбек Эркинбаев, они понимали друг друга с полуслова и отработали слажено и собрано.

— Мы пошли вначале стандартным путем – вскрыли брюшную полость. Чтобы избежать перитонита, промыли и задренировали ее. Это надо было сделать экстренно, в первую очередь. Когда мы вскрыли прямые мышцы ближе к мочевому пузырю, там было полно зловонного гноя. Рыбья кость, как стало очевидно, перфорировала кишечник в области заднего прохода, и уже началась ползучая флегмона. А это — один из смертельно опасных воспалительных процессов жировой клетчатки, который очень быстро распространяется по организму через структуры мягких тканей и поражает органы и системы. Он уже захватил мочевой пузырь нашего пациента и пошел вверх, — пояснил Расул Абалиевич.

— У больного развился септический шок, то есть инфекция попала уже в кровь. Чтобы не пострадали жизненно важные органы, одномоментно во время операции проводили детоксикацию крови, мощную антибактериальную терапию пятью антибиотиками и мочегонную терапию. У нашего пациента был так называемый холодный сепсис,  температура упала до 35 градусов, тело стало  холодным, сердце было на грани остановки  – сорок ударов в минуту, причем с сильным нарушением ритма. Но это нас не остановило, — говорит Жаныбек Эркинбаев. – Затягивать операцию было смерти подобно.

— Гнойный процесс бушевал в области ниже пупка, и все всасывалось в кровь. Поэтому пришлось делать несколько разрезов и вставлять трубки. В паховой области мы сделали два контрапертурных (дополнительных) разреза и через задний проход установили трубку с двумя ответвлениями, которые протянули к этим разрезам для оттока гноя. Расул   Абалиевич исхитрился установить трубки без использования инструментов, пальцами.    Благо, они у него длинные, — рассказывает теперь со смехом Расул Толонович. — В хирургии эта зона считается опасной, здесь расположены крупные сосуды и, когда используешь инструменты, по сути, вслепую, то есть риск повредить какой-то из них. Значит, откроется кровотечение.  Мы не стали рисковать, в случае кровотечения могли бы потерять пациента, состояние которого и без того было крайне тяжелым.

Оставшуюся часть ночи хирурги провели в клинике. К утру удалось стабилизировать состояние пациента. И сердечная деятельность, и температура нормализовались. И, судя по нынешним показаниям крови, электрокардиограмме и другим анализам, Александр Иванович идет на поправку. Значит, верно была выбрана тактика операции, причем экстренной, и правильно ведется его дальнейшее лечение.

— Устали тогда, конечно, но морально стало легче, когда вышли из операционной, мы поняли, что сделали все, что нужно было сделать, — признается Расул Абалиевич. –  Александр Иванович, видите, улыбается, и мы тоже от улыбок пациентов, от побед, спасенных жизней получаем кайф. Люблю видеть разницу:  когда неделю назад человек лежал у меня на столе в жизнеугрожающем состоянии, а сегодня заходит в кабинет со словами благодарности перед тем, как уехать домой. Я люблю выписать человека так, чтобы он никогда к нам больше не возвращался — в хорошем смысле этих слов!

Не раз доводилось слышать от коллег Султангазиева, что он берется за  самые сложные случаи, не раз они сами советовали родным  тяжелейших больных обратиться к Расулу Абалиевичу. И практически он никогда не отказывается помочь. Сложилось такое впечатление, что работать со сложными, непонятными или почти безнадежными случаями ему нравится больше, чем с рядовыми. Ведь главный смысл его работы — спасение жизней. Хотя, по его же словам, «легких» пациентов в хирургии нет.

— Конечно, с развитием медицины, технологий, оборудования нам удается спасать людей в самых страшных и сложных случаях. В нашей клинике врачи с докторской степенью, лучшее оборудование. Но никогда не перестану повторять: знания очень важны. Надо постоянно учиться! – считает доктор медицинских наук Расул Султангазиев, в списке которого не одна победа над смертью.

Но в данном случае, как сказал Расул Абалиевич, у их пациента есть ангел хранитель. Но даже он без участия врачей вряд ли помог бы…

Автор Нина Ничипорова

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Популярные

Комментарии